1. Главная
  2. ТВ ШОУ
  3. Аркадий Бабченко: Хотят ли русские войны / 08 апреля 2021 года

Аркадий Бабченко: Хотят ли русские войны / 08 апреля 2021 года



Только за последние десять дней. То, что вспомнилось сходу. Что есть в голове. Без гугла.
Министр иностранных дел Польши посетит Донбасс в связи с угрозой европейским странам от России.
США готовят высылку российских дипломатов.
Великобритания, США, Канада, Польша, Литва провели встречу по Донбассу. Предупредив Россию о недопустимости эскалации насилия.
Президент Украины Владимир Зеленский встретился с председателем военного комитета НАТО Стюартом Пичем.
Звонил Генсек НАТО Йенс Столтенберг
Звонил Президент США Джо Байден
Президент ЕС Шарль мишел посетил Донбасс.
Звонил премьер-министр Канады Джастин Трюдо
Еще кто-то был, забыл уже.

Ну, то есть, ситуация определенно перешла совсем на другой уровень. Во всем мире поняли, что Россия превратилась-таки в НедоРейх, что её войска угрожают суверенитету и независимости европейской страны, что её Недофюрер поехал головой и готов развязать настоящую конвенциональную войну в Европе, что танковые эшелоны из Сибири и колонны бэтэров в Беларуси это уже серьезно, что произошел некий щелчок, и надо недопустимо повторения тридцать восьмого года, когда ровно сидели на заднице и проморгали мировую войну.
Всю последнюю неделю мир занят обсуждением возможной войны.
У меня один только вопрос.

ГДЕ. БЛ*ДЬ. РУССКИЕ. ЛИБЕРАЛЫ.
Вы где, ребятки? Ау? Весь мир говорит, что ваша страна готовится к войне! Весь, сука, мир обсуждает ваш Недорейх. Весь мир переполошен, как улей. Все звонят, ездят, встречаются, вырабатывают, готовятся.
И только в Москве полная, абсолютная штилевая гладь и спокойствие.
Как нет ничего.
Главное не впускать в себя войну (с), да.
В российской части ленты что угодно.

Обсуждают Сталина. Бл*дь, двадцать первый век на дворе, репрессии и посадки, аннексия и уже чуть не депортация, двадцатилетние сроки, убийства, отравления, похищения, Глявиц на носу — а они все обсуждают Сталина. Так еще и не поняли за семьдесят лет. Фантастического ума гении.
Навальный не спит. Ну, это уж как бог свят. Какая уж тут, к черту, война. Навальный не спит!!
Шендерович написал пост о том, какой плохой был Холокост. Вспомнил геноцид армян, тутси, боснийцев и рохинджа. Но опять забыл Голодомор. Бывает. Говорит, что это страшно потому, что убивать будут соседи. С метой — скоро его соседи будут убивать русского либерала.

Дружище. У тебя новый холокост уже семь лет идет. И вы — да, да, вот сейчас именно вы все — и есть как раз тот самый сосед, который убивает. Нет желания что-то сказать по этому поводу?
И вот абсолютная тишина.
Алло! Мы ищем либерала!
Не хотите с ершиками на проспект Сахарова? Митинг? Плакаты? У вас страна войну развязать готовится.
Ничего не хотите сказать по этому поводу?
Хотят ли русские либералы войны.
А потом они удивляются.
Ваш Дед.

В рамках проекта «Журналистика без посредников».
Подписывайтесь на меня на Патреон:
https://www.patreon.com/babchenko

Видео в плейлисте — Обновления

Этот текст я начал писать для одного глянцевого журнала лет пять назад. Тогда даже глянцевые мужские журналы заказывали такие тексты. Когда война была во весь рост. С тех пор я думал, что он уже не понадобится. Но жизнь опять поворачивается к тому, что он снова может стать актуальным. Пусть будет.
Что делать, если началась война.

1
Бегите. Бегите и не оглядывайтесь! Сейчас же, сразу же, в первый же момент. Не раздумывая. Не откладывая на потом. Потому что никакого «потом» не будет. У вас есть только один день, максимум два. Пока армия оккупанта не устоялась и не успела установить блокпосты на всех дорогах. Не успеете уехать в первые день-два — дороги будут перекрыты.

Не берите с собой ничего. Вообще ничего. Никаких тюков, баулов, телевизоров. Психология солдата устроена так, что «свои» для него — только его взвод. Уже соседний батальон не полностью свои. А если кто-то от него бежит — он точно враг. Не давайте им этого понять. Только то, что на вас надето, плюс дорожный рюкзак — куртка, телефон, ноутбук, кредитная карта, документы. Всё. Делайте вид, что война вас застала в дороге, вы вообще узнали о ней только вот от этого солдата, а так едете к тетке на базар помочь продать ей курицу.

Не геройствуйте! Никаких лозунгов, никаких тризубов, никаких «Слава Украине» и «смерть оккупантам». Не то время и не то место. Ровно наоборот — говорите все, что они хотят услышать. Слава Путину, наконец-то вы пришли, родненькие, освободители нас от этих бандер проклятых. Тризуб будет потом, кода вступите в ряды ВСУ. Или партизанский отряд.

Вообще, стройте из себя деревенского дурочка. Благодарите, радуйтесь, улыбайтесь, говороите даже для них дурацкие лозунги, чтобы они сами вздохнули с облечением, кода вы тихо-незаметно пропадете с их глаз.
Имейте при себе наличные. Для ограбления. Немного, чтобы не возбудить дальнейшую жадность, но и не особо мало, чтобы не вызвать гнев. Что-нибудь в районе долларов пятидесяти. Этого достаточно, чтобы вызвать удовлетворение грабежом. И не побудить на новый. Отберут и отпустят. Ещё и помогут сумки донести.

Будут грабить — отдавайте. Отдавайте все. Не возбуждайте агрессии. Не будьте агрессивны сами. Вы не можете противостоять вооруженным озлобленным мужчинам. Как не можете противостоять урагану. Или снегопаду. В этом нет ничего постыдного. Но и не падайте в ноги, не целуйте сапоги, не умоляйте. Не ведите себя униженно. Не включайте поведение жертвы. Чтобы не спровоцировать поведение насильника. Тут важно соблюсти баланс. Небольшое словесное сопротивление сначала: «Мужики, ну что вы делаете, ну мне же ехать надо»,
и отступление потом. Переключите их внимание с себя на добычу. Станьте второстепенным в этом грабеже.

Объясните родителям, что, в случае чего, вы бросаете все к чертям — телевизор, дом, ковры, гусей, уток, сервант. Все к черту. Берете детей под мышку. И все вместе уезжаете как можно дальше от войны.
Без ковра прожить можно. Даже без хаты прожить можно.
Без половины головы от осколка танкового снаряда — нет.

Максимально используйте фактор наличия детей с вами. Сразу начинайте разговор с того, что они больны, им срочно нужна помощь, нужен врач — мы спрочно едем в больницу, пропустите. Используйте фактор наличия детей по максимуму, чтобы их же и вывезти.

2
Если уехать не получилось и вы оказались в районе боевых действий, перебирайтесь в подвал панельной многоэтажки. Это самые устойчивые здания. Их можно обрушить только бомбардировкой. Не думайте о подвале, как о чем-то временном. Обустраивайтесь сразу так, как будто вам придется там провести месяца два. Собственно, примерно так оно и будет.



Условностей больше нет. Все имущество, что находится в районе боевых действий — будет уничтожено. Примите это. Оно будет разграблено, засыпано, сгорит, разорвет снарядом. Если кому-то нужны одеяла, а у вас их десяток — поделитесь. Есть лишние кастрюли — отдайте. Не старайтесь что-то сохранить. Не дрожитье над барахлом. Это может стоить вам жизни. Через неделю вы сами удивитесь, как, оказывается, мало вещей вам нужно. Пара трусов, пяток носков, кастрюля, сковорода, мыло, зажигалка, матрас, одеяло. В принципе, это все. На первый план выйдут ценности нематериальные — тепло, свет, безопасность, еда, связь. Материальные будут даже не на десятом.
Нет одеял у самих — зайдите в оставленную квартиру и возьмите. Свитер, теплые носки, хорошая обувь вместо продырявленной — возьмите. Серебряные ложки грабят только мудаки, а теплые вещи зимой в неотапливаемый подвал — вопрос выживания.

Максимально обозначьте свой подвал, как место проживания гражданских. Надписи мелом, белые флаги, плакаты. «Здесь живут люди! Здесь женщины и дети!» При приближении вооруженных людей обозначьте себя звуком. Потому что вооруженные люди любят сначал кидать гранату в окошко, а потом только смотреть, что там. Только не показывайтесь на глаза — они еще любят сначала стрелять, а потом думать.
Лучше собираться в максимально большое сообщество, не менять места, чтобы обе стороны знали — здесь точка, где живет мирняк.
Понятно, что если вы еще не старый мужчина, вам не повезло. Вы сразу будете рассматриваться как враг обеими сторонами. Поэтому — старайтесь казаться старее, слабее, дряхлее, придурковатей и со сломанной ногой. Соорудите себе костыль. Придумайте хромоту. Найдите старое бабкино пальто из СССР и треух. Оторвите на нем карман. Испачкайте. На ноги лучше галоши. В общем, делать все, чтобы ни в коем случае не выглядеть молодым, сильным, сытым и цветущим.

Хорошо бы найти очки с толстенными стеклами.
В прошлом у тебя должна быть максимально придурковатая с точки зрения войны профессия. Филателист-переводчик. Учитель истории. Библиотекарь. Младший научный работник музея минералогии. Придурковатый гуманитарий воспринимается как комбатант в наименьшей степени. Воспитатель детдома. Детдом, вообще работа с детьми — вообще хорошая тема. Родители тебя бросили в полтора года. Сейчас ты — директор детдома. Ну, до войны был. В соседнем городе.

Не играй профессии, которые на войне ходовые, если их не знаешь. Врач. Механик. Сапожник. Они всегда пригождаются. Легко проверить. Ври умело.
Женщинам — ни в коем случае не держаться по одной. Только группой. И этой группой голосить и впадать в истерику с первой же секунды. Вот, сразу, как только кого-то увидели — бейтесь в падучей. Плачьте, рассказывайте, как разбомбило дом, просите еды, воды, спичек, соли. Говорите «когда же они перестанут стрелять»! Именно «они». Та сторона. Они плохие.

Ни в коем случае не выглядеть женственно! Если женщина — вы ПОСТОЯННЫЙ потенциальный объект сексуального насилия. Никаких проявлений сексуальности. Никакой косметики, прически, нарядов. Старое советское пальто с воротником из собаки, синтипоновый плащ, телогрейка, платок, резиновые сапоги, галоши, клумпы. Выглядеть как можно непривлекательнее и старше. И — грязнее. На экстраординарные случаи — приехали ночью, ворвались, надо куда-то передвигаться незащищенной в темноте — можно иметь под рукой кусок собачьего дерьма. Вот, берите и мажьтесь. Физиология мужского организма такова, что он не воспринимает воняющее как сексуальный объект. При критической ситуации очень помогает описаться. Прям в штаны. Чтоб видно было.

Не надевайте никакие трофейные вещи. Никакие полумилитарные вещи. Никаких штанов хаки с рыбалки. Только гражданское тряпье.
НИКАКИХ ПАТРОНОВ! Солдаты на войне — всегда очень нервные существа. Даже один патрон с высокой долей вероятности будет расценен как принадлежность к противной стороне. Неважно кто перед тобой — ты все равно будешь противной стороной. Собственно, никто и разбираться не будет — не свой, с боеприпасами, все, до свидания. Даже если ты кипятишь на патронах воду. Пороху наковырял, в стаканчик от НУРСА ссыпал, остальное выкинул.
А уж тем более упаси боже собирать гранаты-мины. Это почти гарантированно мешок на голову и ФСБ-НКВД-Подвал-Там разберутся. Это в лучшем случае. В худшем — разбираться не будут.

Бинокль — еще хуже. Это почти доказанный корректировщик. Если живете в своем доме, найдите все бинокли и выкиньте их нахрен.
Воды, света, газа, тепла, электричества больше не будет. Постарайтесь запастись водой и дровами. Это стратегические запасы. В первые дни перебитый водопровод может еще хлестать водопадами из пробоин. Наполняйте ванны. Даже зимой. Пусть замерзнут. Лед — лучшие запасы воды.
Топленый снег — дистилят. Жажду не утоляет совсем. Напиться им невозможно. Ровно наоборот. Чем больше пьешь — тем больше жажда. Вымывает электролиты, зараза. Его надо немного подсаливать. Можно золой.
При топлении снег уменьшается в объеме раз в десять. Из ведра снега получится меньше литра воды. Ну, это ты быстро поймешь.

Любую воду теперь кипяти. Река, болото, лужа. В них может теперь валяться все, что угодно. Один раз я пил из ручья с дохлой собакой. Один раз из арыка. А потом увидел, что в нем выше по течению валяется дохлый теленок.
Можно обеззараживать хлорсодержащей химией. Отбеливателем «Синева». Плесни немного и дай постоять полсуток. Не переборщи только. Там надо совсем чуть-чуть.

Жир у собак горчит. Его надо срезать. Жиром мазать экзему на руках и лице. Если затянется на несколько месяцев — она точно начнется. А еще будут гнить ноги. Стрептодермия. Хорошо лечится солнцем.
Газета под носки и правда хорошее греет. Прокладки впитывают влагу. Клади их в обувь.
Пуля из патрона легко вынимается пассатижами или любым иным способом бокового ломания, порох поджигается искрой — хоть камень об камень.

Печку можно топить миской соляры с плавающей в ней тряпкой. Можно залить соляры в медицинскую капельницу для внутривенных вливаний и сделать привод шланга в печку. Очень удобно — в такой системе можно регулировать интенсивность подачи топлива.
Варежки в выхлопе не грей. Отсыреют. Положи лучше на двигатель. Но смотри, чтоб не затянуло в ремни.
Трассер дает сильный, хотя и короткий, огонь. Можно быстро разжечь костер.

Если есть вата или патроны, огонь можно добыть всегда. Расковыриваешь патрон, порох поджигаешь искрой. От удара, от двух проводков, накинутых на клеммы аккумулятора. Тот же эффект дает вата с полоской фольги и батарейкой. Фольга из пачки сигарет — которая с бумагой — аналогично. В интернете есть рецепты. посмотрите.
Вата из матраса, положенная на обычную лампу накаливания, загорается минуты через две-три.

Боле того, огонь из ваты можно добыть вообще банальным трением. Валик из ваты кладете между двумя дощечками и усердно катаете. Загорается на удивление быстро. Вата — вообще вещь. Каламбур сейчас получился, да.
Книги горят очень плохо. Для того, чтобы развести из них костер, их нужно раскрывать, а лучше потрошить на несколько частей. В городе для топлива лучше всего использовать дверные каркасы — на них меньше всего краски. Но и рамы и двери тоже сгодятся, хоть и в старых советских квартирах за десятилетия покрашены очень густо. Мебель — стулья, шкафы кровати. А вот паркет в качестве дров уже почти не годится — лак и пропитка ужасно ядовиты, очень тяжело дышать.

Соблюдайте гигиену. Ноги мыть постоянно! Обтирай снегом. Стирай носки. Чистые ноги меньше гниют, а, главное, меньше потеют. Меньше влаги — меньше шансов натереть мозоль. Казалось бы, мозоль, пустяк, но две-три потертости на ноге уже лишают вас способности передвигаться быстро. У меня в учебке было 13 и 18 мозолье на одной и другой ноге. Это превратило меня практически в инвалида.
Слишком большая обувь сотрет ноги, слишком маленькая — отморозит. Помни.
По той же причине избегайте травм. Боль превращает вас в бесполезный мешок груза. Что еще хуже — в обременительный.

Самая главная валюта и богатство — солярка. Добудь сколько сможешь.
Вообще, «добудь» — это теперь твое основное средство существования. Кредиток больше нет, банкоматы не работают, денег нет, да они и не нужны — магазинов нет тоже. Так что будь готов к тому, что ты переместишься в четырнадцатый век. Ты удивишься, насколько жизнь твоя станет похоже на средневековье.
Полки с консервами в брошенном чужом погребе — теперь твое. Забудь пока про мораль и уголовный кодекс. Потом найдешь хозяина и заплатишь, если хочешь. Если выживешь. И если выживет он.

3
Первые месяцы — самые опасные. Когда разграничение еще не состоялось, правила еще не выработаны, власть не утвердилась, все нервные и злые. Всем все — враги.
Это время принадлежит вооруженным группировкам. Закона нет. Права нет. Есть только их воля — добрая или злая.
Эти вооруженные люди постоянно находятся состоянии агрессии, ненависти, страха и раздражения. Помни об этом.
При возникновении критической ситуации — главное не быть убитым на истерике. Тут уже неси что угодно, гони с три короба. Главная твоя задача — зацепиться языками, не быть убитым в первые пятнадцать минут. Уж лучше на подвал, чем в лесопосадку. Не убили в первые пятнадцать минут — шансы повышаются. Но палку тоже все же не перегибай.
Еще раз — не изображай жертву. Не ползай в ногах. Постарайся максимально сохранять некую доля твердости, пока это возмоожно — это уважается.

Но и не перегибай палку. Единственное, чего этим добъешься — прикладом в лоб и в мешок.
Помни — ты себе больше не власть. Власть — другие. Те, у кого оружие. И они могут — и будут — распоряжаться и ей и твоей жизнью.
На войне работает принцип коллективной ответсвенности. Помни об этом. Поэтому не давай косячить тем, кто рядом с тобой. И вообще старайся внимательнее выбирать попучтиков по жизни.

И запомни вот что. В крайней экстремальной ситуации между выбором своей жизни и чужой — ты почти наверняка выберешь свою. Это в кино и книгах один постоянный подвиг и героизм. В жизни бросают своих гораздо чаще, чем ты думаешь, бросают раненых, бросают пленных. Я сейчас не говорю о том, что хорошо, а что плохо. Эти и не хорошо, и не плохо. Это вообще не имеет отношения к морали. Это имеет отношение только к инстинкту. А он, в большинстве случаев, таков.
И к этому просто надо быть готовым. Чтобы осознание совершенного потом не раздавило. И на загнало в петлю.
И чтобы не раздавило осознание того, что бросили тебя.

4
Быстро упасть совсем не так просто. На видео самый оптимальный способ — скручиванием. потренируйтесь. Нырять в землю травмоопасно. Стекло, камни, осколки, арматура, куски бетона, рваное железо. Улицы теперь будут усеяны этим.
Психологически проще лежать, зарывшись лицом в землю, но практически это не имеет значения.
Обстрелы наиболее опасны на твердой поверхности — скальный грунт, стены домов, асфальт, промерзшая земля. Плюс поражающий эффект усиливается каменными осколками. Мерзлый грунт на небольшие расстояниях так же опасен, как и осколок самого снаряда. Чем мягче земля, тем безопаснее разрыв снаряда.
Но только снаряда. Он дает осколки в основном веером по настилу по направлению движения. Плюс назад отрывает задницу. Кусок металла размером с два кулака.

Мина же взрывается моментально и дает осколки во все стороны параллельно земле. От того, как быстро вы научитесь определять тип боеприпаса по звуку и исходя из обстоятельств находить укрытие, зависит ваша жизнь.
После разрыва осколки могут лететь еще довольно долго. Несколько секунд. Лететь могут метров до пятисот. Мне один раз так в кроссовок прилетело — реально за полкилометра где-то, здоровенный осколок размером с большой палец. Крупные осколки на излете уже видно. От них даже можно увернуться. Я два раза увернулся.
Если обстрел застал не в подвале, то лучшее укрытие — в междверных проемах. Они не обрушаются. Естественно, сторона дома должна быть противоположной обстрелу.

Застекленное окно при обстреле так жде опасно, как и сам снаряд. Оно при взрыве даст огромное количество стеклянных осколков, которые располосуют не хуже снарядных.
Разрыв гранаты в кино сильно переоценен. Она практически безопасна на расстоянии уже метров пяти. Если вы лежите, конечно. Растяжка при срабатывании дает хлопок. У вас есть три секунды. Быстро два скачка в сторону — упал.

Но вообще, по науке, падать надо головой к гранате. Прикрыв голову спереди руками — не кистями, предплечьями. Психологически это тяжелее, но руки, череп и плечи дают практически гарантированную защиту от непроникновения легких гранатных осколков к жизненно важным органам. От ног к плечам проекция человека — расширяющаяся трапеция. Брюшина остается открытой. Почки не защищены. От плеч к ногам — сужающаяся трапеция. Плечи — самая широкая часть. В итоге шансов, что все осколки останутся в мясе рук и плеч — больше.
Не ложитесь под деревьями — разрыв мины, или вога в кроне подарит вам все осколки сверху. То же самое касается и стен домов.

Не бойтесь показаться смешным или трусом. Это еще волнует людей только по началу. Те, кто выживет первые несколько дней, научаться нырять лицом в дерьмо при любом выхлопе двигателя. Чем быстрее в вас проснется этот животный инстинкт, тем лучше.
При передвижении в каждый момент времени ищите взглядом укрытие на расстоянии 20-30 метров. Стройте свой маршрут так, чтобы они были. На открытые пространства — площади и тп. — не выходить. Если нет вариантов обхода, пересекать бегом.

Забудь всё, что видел в кино. Надо просто представлять силу современного оружия. Автомат Калашникова пробивает стену в два кирпича. Полуметровое дерево, если в упор. Бруствер из утрамбованной глины в полтора метра.
Если от тебя метрах в стапятидесяти есть вооруженные люди и они захотят в тебя стрелять — они убьют тебя выстрела с третьего-пятого.
Вообще, на войне живет только тот, кто не видим. И до тех пор, пока не видим.

5
Но самый главный совет — бегите. С него начали, им и закончили. Как только у вас появилось подозрение, что в вашем городе вот-вот начнется жопорез — бросайте все, и бегите.
И не оглядывайтесь.

Плейлист видео Sotnik-TV — Обновление

А вы же понимаете, что если вторжение все же будет, то все вот эти 25 БТГ и эшелон с САУшками — это все так, пыль второстепенная? Что следующая война будет вестись совсем не батальонно-тактическими группами и не алкоголиками с автоматами на блокпостах?

Что следующая война будет вестись ракетными ударами, авиацией, беспилотниками, ОТРК, РЭБ и корабельными ракетными комплексами. Что удары будут наносится по всей территории Украины. Под словами «по всей» я имею в виду именно по всей протяженности вглубь от границы. А совсем не только по линии соприкосновения. По штабам, складам, полигонам, воинским частям, арсеналам, заводам, портам, командным центрам, базам хранения, местам дислокации. Что удар будет максимально комплексный и без всякого предупреждения — чтобы ошеломить Запад и успеть нанести максимальный урон до того, как он очухается, перекроет небо и станет предпринимать ответные меры. Это будет совсем не то, что было на Донбассе. А, скорее, то, что было в Сирии и Карабахе.

Путин был прав, когда говорил, что они в Сирии могут тренироваться сколь угодно долго. Это правда. Они там реально тренировались. Учитывали недочеты, исправляли ошибки.
И если Украина готовится отражать вторжение БТГ в Сумскую область — она готовится к прошедшей войне.
Превратить Украину в Сирию, конечно, не получится, и масштаб не тот, и не успеют, но в очередную попытку Косова — вполне. Саму Россию это, правда, превратит в Иран-2.0, уже окончательный абсолютный изгой, но цель в воспаленной голове недофюрера оправдывает эти средства.

Собственно говоря, России вообще не обязательно проводить наземную операцию. Ей не нужно завоевывать Украину в прямом смысле этого слова. Ей достаточно уничтожить управление страной, парализовать работоспособность её государственного аппарата, блокировать работу военного командования, включить на территории режим безвластия, в идеале хаоса, а затем начать торговаться с Западом насчет установления своего собственного протектората — в виде пророссийского правительства ли, в виде какого-то особого режима, не суть — в обмен на свертывание операции.
И для Запада это будут хорошие условия, потому что заявлять о поддержке — это одно, а ввязываться в настоящую войну, получив под боком европейский Афганистан с миллионами беженцев — уже совсем другое. И Путин делает ставку именно на это. Он думает, что понял Запад в его бесхребетности и расслабленности. И, как по мне, не так уж и далек от истины.

А тут вроде как и лицо сохранено, и обе стороны достигли своих целей.
А цель у Росси одна. Украина и Беларусь — это последние бастионы. Которые никогда, ни при каких условиях, не должны оказаться в НАТО. Для чего допустимо применение ВСЕХ сил и средств.
Пока они считают, что гибридная война и периодические обострения на Донбассе эту цель еще худо-бедно, но шатко-валко выполняют. Но как только они перестанут так считать, начнется обратный отсчет.

Когда я пару недель назад писал о том, что, надеюсь, Владимир Александрович, вы осознаете, что, начиная атаку на Медведчука, вы не в бирюльки играетесь, а делаете предельно серьезный шаг, который повлечет за собой другие последствия, и я ооочень надеюсь, что вы их просчитываете и готовитесь именно к ним, а не к очередным овациям за видосики, и это ваши стратегические решения, а не бирюльки — я имел в виду примерно это.
Надеюсь, в РНБО это понимают. И рассматривают и этот вариант, как один из вероятных.
Пока подросток в футбол в Катаре собирается гонять.
Доброе утро.

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:






Актуальный анализ политических событий в России и мире

Свободная Россия. Подпишись на RSS

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

FreeRuTube в Telegram

Понравилась статья? Подпишитесь на обновления!

Выруби ЗомбоЯщик! Подпишись на рассылку!